Поиск

среда, 17 сентября 2014 г.

Беженцы по национальному признаку Почему ни один сирийский черкес так и не получил в России статус беженца?

Дети соотечественников из Сирии в санатории ТерекКогда мы говорим «беженцы», нашему взору представляются далёкие и несчастные люди в какой-то незнакомой нам стране. А в последнее время нишу этого образа, благодаря СМИ, заняли беженцы из Украины.
На этом фоне проблема сирийских беженцев растворилась в информационном пространстве. А ведь основная их масса родом с Северного Кавказа. И, выбирая место, где они будут спасать своих детей от бомбёжек и бессмысленной жестокости, они ориентируются именно на свою историческую родину.
Но далеко не всегда она оказывается приветлива. И людям, предки которых когда-то были вынуждены покинуть Кавказ, приходится околачивать пороги ФМС.
Подальше от войны
Как и в любой войне, в сирийском конфликте погибает мирное население. Жертвы исчисляются сотнями тысяч. Нежелающие участвовать в этом безумии просто бегут оттуда, не имея ничего на руках: ни денег, ни вещей, а зачастую и нужных документов.
Абсолютное большинство сирийских беженцев пытаются укрыться в республиках Северного Кавказа, где ещё сохранились остатки родной им культуры и языка.
В апреле 2014 года прошло мероприятие, которое имело большую роль в решении вопроса беженцев из Сирии. В нем участвовали представители  Международной Черкесской Ассоциации и сирийские черкесы, проживающие на территории КБР. Важным гостем был представитель верховного комиссара ООН по делам беженцев в Российской Федерации Баиса Вак-Войя.
Вак-Войя отметил, что Сирия является местом военного конфликта. Следовательно, всем мирным жителям, покидающим ее и ищущим прибежища в других странах, должен присваиваться статус беженца. А значит, любой обратившийся в УФМС России с соответствующим заявлением имеет право временно проживать на территории РФ.
Как подчеркнул представитель верховного комиссара ООН, организация может предоставить свою помощь любому обладателю статуса беженца. Речь шла о юридической, финансовой и другой необходимой поддержке.
Проще говоря, статус беженца решает все самые трудные проблемы.
Статус предоставляется всем лицам, если те не замечены ни в каких противоправных действиях в отношении данного государства. Человеку же, попавшему в такую ситуацию и не имеющему статус беженца, ООН ничем помочь не в состоянии.
Всё это логично и понятно. Однако при переходе от слов к делу не все так легко и однозначно. Ведь ни один беженец из Сирии пока не получил заветный статус…
Трудный путь беженца
Чтобы попасть в Россию и находиться на её территории, необходимо преодолеть немало трудностей. А больше всего этих самых трудностей приходится на долю беженцев из Сирии. Они вынуждены месяцами, а то и годами обивать пороги УФМС. И все равно сирийских беженцев не признают таковыми.
Иногда с документами всё доходит до маразма. Сирийцы рассказывают, что дело искусственно усложняется. Придумываются абсолютно нелепые отговорки, дабы отказать в проживании на территории РФ, не говоря уже о статусе беженца, который жизненно необходим переселенцам.
На сегодняшний день, пройдя все эти трудности, в Кабардино-Балкарии проживает около 700 соотечественников из Сирии. Большая часть из них ютится в старых санаториях.
Выжить им помогают обычные неравнодушные люди. Они несут деньги, продукты питания, лекарства, домашнюю утварь. Любая помощь здесь бесценна.
Скульптор не нужен
Судьба Нарта Исмаеля из Сирии схожа со многими другими судьбами беженцев из этой разрушенной и измождённой войной страны.
Вот уже год как Нарт, спасая свою семью от бомбёжек, бежав из Дамаска, переехал на Кавказ, в Кабардино-Балкарию. Отвечая на вопрос, почему именно Россия, Нарт поясняет, что вернулся на историческую родину своих предков.
«Это земля наших отцов, поэтому меня и многих других потянуло именно сюда. Здесь наши корни, наш язык, наши традиции. Мы не жалеем о том, что мы здесь, несмотря на все трудности», – говорит он.
Сейчас Нарт Исмаел со своей семьёй и многими другими беженцами находится в Нальчике, где проживает в санатории «Терек». Правда, в реальности это здание весьма далеко от того, чем должно являться.
Но Нарт не жалуется. Его огорчает лишь отсутствие работы. Ведь нужно кормить семью, строить будущее.
Призвание и талант Нарта весьма незаурядны. Он — известный скульптор, дизайнер, архитектор. Работы Нарта украшают дворцы Иорданских королей, дворец президента Сирии, христианские церкви в США.
Его приглашали в Германию, Англию, Кувейт, Дубай, и везде он проявил своё мастерство. Нарт работает с такими материалами, как камень, мрамор, гранит, базальт.
Удивительно, но столь талантливый мастер уже год не может найти работу по ремеслу.
«Я сам удивлён. Не думал, что у меня возникнут какие-то сложности с работой. Ведь для моей работы не существенно знание языка или ещё что-то. Я всё делаю руками».
Самое удивительное, что Нарт специально не учился своему ремеслу. Как рассказывает сам скульптор, его просто потянуло на это.
«В Сирии много старинных туристических городов, таких мест, как Пальмира, Бусра и другие. Когда я увидел своими глазами эту культуру, эти строения и скульптуры, меня просто потянуло на это. Я стал изучать культуру и архитектуру древности, причём, не только арабских стран, но и Европы.
Особенно меня привлёк период 14-18 веков. И потихоньку  стал приобщаться к этому на практике, с помощью наставников, которые меня направили и многому научили».
Нарт Исмаел, как и другие сирийские беженцы, хватается за любую работу, чтобы прокормить семью. Он не унывает и надеется на милость Всевышнего.
Несмотря на столь плачевное состояние, бодр и весьма дружелюбен. «Я на земле предков, это даёт мне силы. Я рад, что я здесь».
Беженцы на выбор?
Говоря о проблеме сирийских беженцев, нельзя не привести важное наблюдение. Пока выходцы с Кавказа безуспешно обивают пороги УФМС, условия для размещения славянского населения Украины, также бежавшего от войны, контролируются на уровне государства.
Данная несправедливость наталкивает на мысль, что проблема сирийских беженцев кроется не в чиновничьей слепоте, а имеет гораздо более глубокие корни.
Не хочется думать, что политика правового и конституционного государства, коим является РФ, относительно беженцев определяется национальной принадлежностью последних. К тому же в сегодняшней российской действительности думать так было бы весьма непатриотично и антиконституционно.
Однако главный вопрос остается открытым. Так что же определяет, беженец человек или нет? Неужели его национальная принадлежность?
Kavpolit

Комментариев нет:

Отправить комментарий