Поиск

пятница, 30 мая 2014 г.

«Научимся жить в новых условиях»


Когда речь заходит о репатриации черкесов на Кавказ злые языки «экспертов» начинают толочь воду в ступе. За 20 лет истории черкесской репатриации их доводы так и не изменились. С маниакальным упорством эти пропагандисты продолжают брехать одно и тот же. И прежде всего о неуживчивости черкесов из других стран, "рожденных и выросших в отличной от российской культуре", об их "неспособности принять нашу действительность" и о "чуждости их менталитета". Но сама жизнь опровергает эти надуманные доводы...

Автор: Марианна Калмыкова
Семья 51-летнего репатрианта Исама Сташ – первая, для которой на благотворительные средства приобрели дом в Кабардино-Балкарии:
«Тяжело было очень, конечно. Но зато свой дом. Сам бы я не смог привести его в порядок – мне помогли. Свои 150 тысяч я потратил тут же на ремонт и отопление: почемуто две комнаты отапливались, а две были холодными. А мы же к холодам не привыкли. Первое время подрабатывал ремонтами квартир в Нальчике, потом остался без напарника. Пытался устроиться преподавателем английского языка в школу, но незнание русского сделало этот вариант невозможным. В Сирии, например, для обучения английскому языку никакой другой язык не нужен: все только на английском. Я – профессиональный переводчик, больше 20 лет проработал в министерстве сельского хозяйства в Дамаске. И теперь вот стал сельским жителем и осваиваю свое хозяйство. До этого корову мы только по телевизору видели, сейчас счастливые обладатели своей. Лина делает кабардинский сыр, творог – продаем в Нальчике.
Нам очень помогают соседи: как картошку сажать, как корову доить – всему учат. Не знаю, как бы мы обошлись без помощи Юлика. Вот он как раз рассаду помидоров только что подарил. Мы очень сдружились, хотя он ни слова на нашем языке, я еле-еле осваиваю русский. Как оказалось, для доброты один язык не нужен: все без слов ясно.
Одно могу сказать: как бы тяжело нам ни было сейчас, это не сравнится с тем страхом, который мы пережили, когда по нашему дому стреляли из автоматов. Мы здесь, мы дома. Мы научимся жить в новых условиях».
78-летний Юлий Пшекап рассказывает, что не сразу наладил контакт с новыми соседями: «До них тут жили не очень дружелюбные люди. Чувствовалось отчуждение, на контакт не шли. И когда появились сирийские черкесы, думал, они уж тем более будут замкнутые. Тут же четыре семьи сразу обосновались, потом еще восемь.
Казалось, вот и будут между собой общаться. А потом Исам ко мне обратился за помощью: ему корову нужно было купить. И потопали мы с ним в соседний хуторок. Потом еще и еще. Я у них этот… как его… консультант по сельскому хозяйству. Один же живу. И в какой-то момент понял, что отношусь к нему, как к сыну. Или как к племяннику, скорее. Замечательные же люди. Сколько тепла от них! По-моему, они даже не знают, что такое злоба, склоки. Трое сыновей таких воспитанных… Приятно смотреть на них, как они между собой общаются, хоть и не понимаю ничего.
Конечно, они совершенно не приспособлены к сельской жизни. Но посмотрите на них: работают, как могут, все время спрашивают и готовы учиться всему. Вот бы и среди наших людей таких было больше. Может, по-другому и жили бы. Помогли бы им трудоустроиться, а? Не протянут же они на земле одной. Не скоро выйдут из них фермеры. Они, вон, на четыре семьи смогли приобрести одну садовую тачку в складчину. Теперь мечтают о культиваторе. А я тут уж помочь не могу…»
Благовещенка, Прохладненский район, КБР
Газета Юга №21

Комментариев нет:

Отправить комментарий